Расстройства пищевого поведения

Нарушения пищевого поведения ранее не описывались в исследованиях, посвящен­ных клиническим проявлением и психопатологии опиоидной зависимости. Проведен­ное нами исследование показывает, что изменения пищевого поведения отмечаются у всех лиц, страдающих опиоидной зависимостью (Сиволап, 2004).

Расстройства пищевого поведения у больных опийной (героиновой) наркоманией представлено следующими тремя типами: I) снижение аппетита с возникновением пи­щевых предпочтений в активной фазе болезни; 2) резкое повышение аппетита в период острой отмены опиоидов и в постабстинентный период; 3) наклонность к перееданию в период ремиссии наркомании.

Снижение аппетита (гипорексия) отмечается у подавляющего большинства боль­ных опийной наркоманией в активной фазе болезни. Нарушения питания возникают рано, уже в первые месяцы систематического употребления опиоидов. Пациенты перестают принимать пищу с прежней периодичностью. Общий объем принимаемой в течение дня пиши у большинства больных заметно снижается по сравнению с преморбидным перио­дом. Характерным способом питания становится «перекусывание на ходу», при этом явное предпочтение отдается лакомствам, в первую очередь сладостям. Пристрастие к сладкому на фоне систематического употребления опиоидов возникает практически у всех больных опийной наркоманией, в том числе и у прежде равнодушных к нему.

Колебания аппетита (при общем его снижении) проявляют связь с фазными состоя­ниями опиоидной зависимости: аппетит повышается в период наркотического опьяне­ния, снижается через несколько часов после употребления опиоидов и обычно полнос­тью исчезаете появлением первых признаков отмены наркотика.

Снижение аппетита и нарушение пищевого поведения приводит к неизбежному снижению массы тела у большинства больных. Дефицит веса определяется продолжи­тельностью употребления опиоидов и их дозой, конституциональными особенностями больных и составляет примерный диапазон от4 до 25 кг.

В периоды ремиссии наркомании аппетит и прежние гастрономические привычки восстанавливаются практически у всех больных. Как правило, в течение I- 5 недель устраняется дефицит массы тела, причем более чем в половине случаев заметная при­бавка массы тела происходит уже в ранней фазе постабстинентного периода. Примеча­тельно, что приобретенное в ходе употребления наркотиков пристрастие к сладкому как стойкая нажитая особенность сохраняется примерно в 80% случаев.

Отмеченный тип расстройств пищевого поведения имеет диагностическое значе­ние. Снижение аппетита и появление пищевых предпочтений с быстро развивающимся похуданием больных — это один из первых сигнальных симптомов рецидива болезни после периода воздержания от опиоидов. Перечисленные симптомы могут использо­ваться правильно инструктированными родственниками больных для своевременного распознавания возврата к наркотикам.

Резкое повышение аппетита (булимия) отмечается приблизительно в каждом пя­том случае и доходит до прожорливости в период ОАС (но, как правило, не ранее 2-3 дня лечения) и в постабстинентный период.

Типичны для больных этой группы дополнительные всплески повышенного аппети­та после приема снотворных препаратов и во время отхода ко сну. Следует отметить, что наклонность к перееданию в анамнезе отмечается далеко не у всех пациентов данной группы. Полная редукция абстинентной симптоматики в большинстве случаев сопро­вождается нормализацией пищевого влечения.


Психические нарушения у больных опийной наркоманией



Необходимо оговориться, что булимический тип нарушений пищевого поведения почти исключительно отмечается в случаях эффективного лечения синдрома отмены, когда объективные признаки абстинентного состояния у больных выражены слабо или полностью отсутствуют. Критическая отмена опиоидов при отсутствии лечебных про­цедур, напротив, сопровождается анорексией.

Склонность к перееданию отмечается меньше чем у 10% больных опийной (герои­новой) наркоманией. Она характерна для периода ремиссии, проявляется повышенным аппетитом и пристрастием к высококалорийным лакомствам, особенно к сладким блюдам.

Данный тип расстройств пищевого поведения, таким образом, в известной мере может рассматриваться как промежуточный между первыми двумя типами. Степень повышения аппетита и превышение нормативных количеств съедаемой пищи не позво­ляют говорить о наличии у больных булимического синдрома.

Определенного интереса заслуживает отмеченная у некоторых пациентов с данным типом нарушений пищевого поведения склонность к употреблению пива. Как показало исследование, проведенное В. А. Савченковым (2003), викарное злоупотребление алко­голем у большинства больных наркоманией ассоциируется со стремлением преодолеть тревогу, избежать неприятных эмоциональных переживаний и избавиться от других про­явлений психического дискомфорта. В большинстве случаев викарного употребления алкоголя пациенты видят в нем легальную альтернативу наркотику. В то же время боль­ные с описываемым здесь типом расстройств пищевого поведения употребляют пиво, предпочитая его другим спиртным напиткам, почти исключительно со столовыми целя­ми (обычно во время сытного обеда или ужина). Таким образом, пиво рассматривается больными не столько в качестве психоактивной субстанции, отчасти заменяющей нарко­тик, сколько в качестве компонента питания.

Острые психозы

В классических описаниях клиники и психопатологии опийной наркомании (Бори-невич, 1963; Пятницкая, 1975; Морозов, Боголепов, 1984; Пятницкая, 1994) об острых психозах практически нет упоминаний, либо они рассматриваются в качестве редкого осложнения ОАС (Стрельчук, 1956).

Сообщения последних лет позволяют рассматривать развитие острых психозов при отмене опиоидов у зависимых лиц как характерное или, по крайней мере, нередкое кли­ническое явление (Стрелец, Уткин, 1998; Линденбаум, 2000; Тихомиров и др., 2001; Dalmau etal., 1999). По нашим данным, при неадекватном использовании психотропных средств острые психозы могут развиваться во время острой отмены опиоидов у 10% больных (Сиволап, 2003).

Психотические состояния манифестируют в период максимальных проявлений аб­стинентного синдрома, обычно на 2—4-й дни отмены наркотика (в чем, наряду с некото­рыми другими признаками проявляется их сходство с алкогольными психозами). Как и при алкогольных делириях, помрачение сознания чаще развивается вечером или ночью.

Симптоматика острых психозов типична для делириев и не имеет специфических черт, патогномоничных для опиоидной зависимости (единственной специфической ха­рактеристикой можно, видимо, считать «наркоманическую» фабулу психотических пе­реживаний).

В основе острых делириев при опийной наркомании лежит взаимодействие двух факторов: абстинентного и фармакогенного (обусловленного неадекватным примене-



Опиоидная зависимость и последствия злоупотребления опиоидами


нием психотропных средств с выраженной холинолитической активностью). Изолиро­ванное действие любого из этих факторов не приводит к развитию психозов, поэтому тщательный подбор лекарственных препаратов и исключение антихолинергических средств из лечебных схем позволяет предельно минимизировать частоту острых делири-ев при опийной наркомании.

Острые абстинентные психозы у больных опийной наркоманией характеризуются относительно доброкачественным течением и благоприятным исходом. Проявления относительно доброкачественного течения этих психозов — следующие признаки, отли­чающие их от delirium tremens potatorum:

• отсутствие типичных для алкогольного делирия наплывов зрительных галлюци­наций и выраженного психомоторного возбуждения;

• отсутствие характерных колебаний аффекта («боязливой веселости», по Жисли-ну, 1965);

• отсутствие тяжелых висцеральных и неврологических осложнений;

• отсутствие гипертермии центрального генеза;

• наклонность к спонтанной (и тем более терапевтической) редукции;

• отсутствие продромальных судорожных припадков и исходов в энцефалопатию корсаковского типа.

Наряду с делирием в период острой отмены опиоидов могут развиваться острые психозы параноидного типа. Параноидные расстройства чаще встречаются у больных среднего и старшего возраста с большой продолжительностью употребления ПАВ и значительным соматоневрологическим отягощением наркомании.

В период госпитального лечения, на высоте ОАС, у больных вначале появляется «параноидная настроенность» (Пятницкая, 1994), а затем и убеждение в том, что сотруд­ники клиники «подкуплены», хотят их умертвить, в том числе и с целью получения до­норских органов, либо отправить в тюрьму.

Подобно делириям, параноидные психозы развиваются на фоне острой отмены опи­оидов. Как и делириозные психозы, параноидные состояния имеют транзиторный харак­тер, но могут продолжаться в течение нескольких дней, до полного купирования абсти­нентного синдрома, с периодическим затухающим возобновлением резидуальной пер-секуторной симптоматики в постабстинентном периоде.

Нами выделены следующие факторы риска развития острых абстинентных психозов у больных опийной (героиновой) наркоманией (Сиволап, Савченков, 2005):

• злоупотребление алкоголем в анамнезе (особенно в сочетании с перенесенны­ми металкогольными психозами);

• сопутствующее опиоидной зависимости злоупотребление препаратами сно-творно-седативной группы или дифенгидрамином (димедролом);

• органическое поражение мозга травматической или другой этиологии;

• большая продолжительность наркомании, зрелый и пожилой возраст больных;

• острые воспалительные заболевания в период ОАС.

В качестве одного из факторов, провоцирующих абстинентные психозы при опий­ной наркомании, рассматривается использование трамадола (трамала) в схемах лечения синдрома отмены (Малин, Костицын, 2001).

Можно предположить, что способность трамадола вызывать помрачение сознания связана с его агонистическим воздействием на а-тип опиоидных рецепторов. Нейроток-сические свойства трамадола, сближающие его с меперидином, находят отражение в отмеченной А. И. Ланеевым (2004) способности данного препарата снижать порог судо­рожной готовности.


Диагностика опиоидной зависимости



Развитие психозов у больных опийной наркоманией при отмене опиоидов, ранее считавшееся нехарактерным, возможно, в определенной степени следует объяснять па-томорфозом болезни, отмечаемым в последнее десятилетие (Чирко, Демина. 2002).

Примечательно, что абстинентная симптоматика по миновании острого психоза нередко бывает сглаженной, а то и вовсе отсутствует. Таким образом, можно считать, что психоз играет роль «обрывающего» фактора по отношению к синдрому отмены, уподобляясь в этом отношении ускоренной опиоидной детоксикации или биологиче­ским подходам к купированию ОАС. Можно предположить, что в основе обрыва син­дрома отмены лежит тяжелый нейрофизиологический стресс, или, точнее, острая це­ребральная недостаточность, развивающаяся как при делириозном помрачении созна­ния, так и при введении налтрексона на фоне высокой толерантности к опиоидам и возникающем при этом мгновенном полярном изменении функционального состояния опиоидных рецепторов.

Существуют подходы к лечению опийной наркомании, основанные на преднамерен­ной провокации делирия (Гофман, Лошаков, 1985). Цель этих подходов, рассматриваемых ниже, — сокращение продолжительности ОАС и подавление влечения к наркотикам.


7244032178510366.html
7244091409491725.html

7244032178510366.html
7244091409491725.html
    PR.RU™