Отдельные оркестровые произведения

Оперы

Балеты

Симфонические произведения

Отдельные оркестровые произведения

Гамлет, увертюра-фантазия, ор.67, 1888

«Только опера, сближает вас с людьми, роднит вашу музыку с настоящей публикой, делает вас достоянием не только отдельных маленьких кружков, но при благоприятных условиях - всего народа" (27 сентября 1885).

Что имел в виду Петр Ильич? Что оперный театр вмещает гораздо больше слушателей, чем концертный зал? Что раз поставленная опера идет в течение сезона неоднократно? Что опера гораздо доступнее, чем "чистая" инструментальная музыка, ибо связана со словом, с драматическим действием, с художественным оформлением? Что век, в котором он жил был " веком оперы" - достаточно вспомнить мировое владычество итальянской оперы, в том числе и в России? Что и сама русская музыка, начиная с XVIII века и затем в творчестве Глинки и Даргомыжского сложилась и развивалась, как музыка оперная? Наверное, всё это, вместе взятое.

Но не только это. В "неудержимом влечении" Чайковского к опере были и особые, уже индивидуальные причины. Сильное дарование музыканта-драматурга толкало композитора к воплощению человеческих характеров. Хотя и говорил он, что природа его как композитора лежит в области симфонической музыки, но писал оперы всю жизнь - от "Воеводы" на сюжет А.Н.Островского (опера сочинена в 1868 году и уничтожена автором) до "Иоланты" по драме Хенрика Херца "Дочь короля Рене" - год 1891-й. Многое в образности, драматургии, методах развития, музыкальном языке сближает оперы Чайковского с его же симфониями.

Новое слово было сказано Чайковским в каждом из жанров, в которых он творил. Часто это было новаторство скрытое, проступающее как бы изнутри явления и потому не сразу оцененное, да и позже не всеми замеченное. Но есть жанр, в котором реформаторская роль Чайковского безусловна. Это - балет. В середине 70-х годов Чайковский, автор четырех опер, трех симфоний, двух квартетов и других сочинений, обратился к созданию балета, - ему, как он признался в письме к Римскому-Корсакову, "давно хотелось попробовать себя в этого рода музыке". Это было "Лебединое озеро".

В самом деле, ни один крупный русский композитор до Чайковского не обращался к сочинению балетов. Цезарь Пуньи или Л.Минкус, чьи балеты шли в Императорских театрах, даже не стремились к созданию музыки, имеющей самостоятельную художественную ценность, и, как правило, не выходили за рамки иллюстрирования действия в удобных танцевальных формах. Несколько иначе развивалась история балета французского. Адан, автор "Жизели", и его ученик и последователь - Делиб, автор "Коппелии" и "Сильвии", создали романтические партитуры, в которых танцевальность сочеталась со сквозным музыкальным развитием.

Но, при всех связях, которые существуют между операми, симфониями и балетами Чайковского, - балеты все-таки были в его понимании и в его художественной практике совершенно особой сферой. Сферой романтического, фантастического, легендарного, воплощенной мечтой о победе любви и добра. Все три балета - "Лебединое озеро", "Спящая красавица" и "Щелкунчик" - основаны на сказочных сюжетах. Именно по этому принципу композитор выбирал подходящие сценарии.

Балеты Чайковского были непривычны, новы в театральной практике его времени. Один из мемуаристов сообщает, говоря о выдающемся хореографе Мариусе Петипа, следующее: "Музыка Чайковского создала для Петипа немалые затруднения. Он привык работать со штатными балетными композиторами , которые готовы были до бесконечности менять музыку тех или иных номеров . Поэтому Петипа было довольно трудно работать над "Спящей красавицей". В этом он мне признавался".

С появлением "Спящей красавицы" и "Щелкунчика" сформировалось новое явление - балетный театр Чайковского. Его сильного влияния не миновали ни Глазунов в "Раймонде", ни Игорь Стравинский, преклонявшийся перед "Спящей красавицей". Балеты Чайковского составляют основу музыкальных театров мира.

Первая симфония Чайковского "Зимние грёзы" была первой его крупной работой после окончания Петербургской консерватории. Это событие, которое сегодня кажется таким естественным, было весьма неординарным в 1866 году. Русская симфония - многочастный оркестровый цикл - находилась в самом начале своего пути. К этому времени существовали лишь первые симфонии Антона Григорьевича Рубинштейна и первая редакция Первой симфонии Николая Андреевича Римского-Корсакова, не получившая известности.

Шесть симфоний Чайковского и программная симфония "Манфред" - непохожие друг на друга художественные миры, это здания, выстроенные "по индивидуальному" проекту каждое. По богатству образов и настроений, по глубине концепций они сравнимы с романами Тургенева, Льва Толстого, Достоевского. Хотя "законы" жанра, возникшего и развивавшегося на западноевропейской почве, соблюдены и трактованы с выдающимся мастерством, содержание и язык симфоний истинно национальны. Поэтому так органично звучат в симфониях Чайковского народные песни: в финале Первой - хороводная "Посею ли я млада", в финале Второй - украинская шуточная "Журавель"... В последней части Четвертой симфонии свободно варьируется тема русской песни "Во поле береза стояла", вплетаясь в картину народного гулянья и укрепляя преследуемого судьбой лирического героя в мысли: "Жить все-таки можно".

Наиболее полно воплощены в трёх последних симфониях образы рока - непреодолимой силы, препятствующей достижению человеком счастья. Шестая симфония, созданная в год смерти, в которую, по признанию. автора, он вложил "без преувеличения всю свою душу" (ПСС,ХVII,c.186) - русский реквием, в ней звучит православный напев "Со святыми упокой".

Особое место среди симфоний Чайковского занимает многочастная программная симфония "Манфред" по поэме Байрона. В герое поэмы композитор увидел олицетворение "трагичности борьбы" "со стремлением к познанию роковых вопросов бытия..." (это слова из письма Чайковского 1886 года к Ю.П.Шпажинской и авторской программы симфонии). "Манфред" - новый этап раскрытия психологической драмы на пороге двух последних симфоний: Пятой и Шестой.

Кроме многочастных симфоний, Чайковский создал большое количество оркестровых сочинений других жанров. Начав этот список увертюрой "Гроза" (по Островскому) ещё в консерваторские годы, он мощно развил линию программного симфонизма в московский период своей жизни (1866-1877). В конце 60-х годов подряд появились симфоническая фантазия "Фатум" и жемчужина мировой симфонической литературы - увертюра-фантазия "Ромео и Джульетта" (идея принадлежала М.А.Балакиреву). Другая пьеса Шекспира вскоре вдохновила композитора на создание фантазии по мотивам "Бури" (сюжет подсказан Владимиром Стасовым). Завершают оркестровое творчество этой эпохи Славянский марш на народно-славянские темы и симфоническая фантазия по "Божественной комедии" Данте "Франческа да Римини". Все эти сочинения носят ярко выраженный романтический характер. Картины природы, трагические коллизии, фантастические эпизоды, пылкая и возвышенная любовь, гнёт неумолимой судьбы - все эти "вечные", общечеловеческие мотивы воплощены с необыкновенной выразительностью и огромным мастерством.

В симфоническом наследии Чайковского присутствует и такой жанр, как сюита. К нему он обращался в 80-е годы. Им сочинены четыре сюиты, последняя из которых на темы его любимого Моцарта, отчего и получила название "Моцартиана".

ОНЕГИН

Драматические инсценировки гениального романа А.С.Пушкина на русской сцене были и до Чайковского. Одна из них была предпринята в Москве в 1846 году с музыкой выдающегося русского композитора А.С.Верстовского. Другая инсценировка романа Пушкина довольно долго шла на Петербургской сцене с музыкой знаменитого А.Ф.Львова, известного как автора российского национального гимна "Боже, царя храни!". Чайковский, по всей вероятности, мог знать либо обе постановки, либо, скорее всего, петербургскую. Любопытно, что обе инсценировки были сделаны известным литератором Г.В.Кугушевым и содержали лишь избранные сцены из романа: 1. Письмо. 2. Проповедь и дуэль. 3. Встреча.

Оперы, которые предшествовали "Онегину", Чайковский отдавал для исполнения в Императорские театры Москвы и Петербурга. Он стремился попасть на эти сцены, очень горевал, когда постановки задерживались или откладывались. И вдруг он переменил свои прежние взгляды и обратился с просьбой к директору Московской консерватории Н.Г.Рубинштейну: "Постановка же ее именно в Консерватории есть моя лучшая мечта. Она рассчитана на скромные средства и небольшую сцену."

Судьба "Евгения Онегина" сложилась так, что еще при жизни автора эта опера постепенно, от постановки к постановке превратилась в спектакль большой сцены, изменился и ее финал, который взял за основу развитие сюжета у Пушкина. И сам композитор для постановок на сцене Императорской оперы внес множество изменений, введя новые сцены, изменив темпы, что уже делало невозможным камерное ее исполнение. Однако в XX веке великим реформатором сцены К.С.Станиславским была сделана попытка воссоздать облик камерного "Онегина", лирических сцен. Так или иначе, но в наши дни продолжают жить и имеют равное право на существование две исполнительских версии оперы "Евгений Онегин". Каждая из них имеет свои достоинства и права на исполнительскую жизнь.


7242051581630609.html
7242106004412560.html

7242051581630609.html
7242106004412560.html
    PR.RU™